101 Вызов Пожарные Истории

101 Вызов Пожарные Истории

Есть у пожарных норматив такой, по пожарно-прикладному спорту: отделение из пяти-шести человек поднимается комбинированным способом по пожарным ручным лестницам и подает два водяных ствола в окна третьего и четвёртого этажей. Всё это происходит на учебной башне. Зачем? Проверить боеготовность пожарных, конечно же.

Выполнить норматив сложно, но можно. Чтобы пожарные не потеряли командный дух, каждый год пожарные части соревнуются в боевом развертывании. Стать первым среди пожарных подразделений Города-героя Москвы — большая честь, но ещё больший почет ждёт победителей международных соревнований.

Участники начинают тренироваться заранее, за пару-тройку месяцев. Финалисты едут на городские соревнования, а потом, если добьются успеха, — на международные, а это уже уровень! Спортсмены-пожарные тренируются на дежурных сутках, но случается, что приходится им выходить и в свои выходные дни, и в другой дежурный караул: порой работают они в так называемых «слепых сменах», например, в первом и третьем карауле. Но всё же, чаще участвуют по принципу «рулетки»: чья смена выпадает на день соревнований, тот караул и едет...

… И вот настал день соревнований!

Парни из команды пожарной части, как раз заступили на дежурные сутки. Расписание обычное соревновательное: сначала все два хода, когда и автоцистерна, и автонасос, «главное оружие» пожарной части, выводятся с расчёта и уезжают на состязание. Пока они защищают честь родной части, в их подразделение на поддежурство отправляют две автоцистерны из соседних пожарных частей. После выступления на соревнованиях пожарные возвращались двумя ходами в часть, вставали в расчёт и уже в обычном режиме нести службу на дежурных сутках.

Вот и сейчас допсилы были уже в пути.

Караул спортсменов-пожарных только заступал на смену и в обычном режиме принимал дежурство у отдежурившего караула.

Тревога завыла неожиданно, как раз за десять минут до того, как они должны были уехать на соревнования.

Пожарные быстро закрыли отсеки на боевых автомобилях, попрыгали на места и покинули любимую часть. На двух красно-белых машинах, поблёскивающих маячками и ревущих сиренами, выдвинулись по заявке: «загорание машины».

Машины в Москве горят часто, расскажу об этом ещё не раз!

Окольными путями, по переулкам, где утром не так много автотранспорта, пожарные быстро прибыли на место вызова. Пламя от горящей машины аварийной дорожной службы заметили издалека: желтый квадратный кузов ЗИЛа запылал прямо во время движения.

Трое рабочих ехали в кабине, экстренно остановились на обочине и сначала самостоятельно попытались потушить горящую машину, но не вышло.

Да и страшновато было работягам, тушить пылающий кузов, в котором лежали три пропановых баллона и два кислородных...

Огонь из будки ЗИЛа перекинулся на кабину, а в самой будке происходило факельное горение из пары баллонов.

После боевого развёртывания, пожарные приступили к тушению. О баллонах узнали сразу, и парни тушили ЗИЛ аккуратно, из укрытий. Тушили двумя стволами, с двух сторон. Огонь вырывался откуда-то из-под вентилей газовых баллонов и освещал пространство уже «зачерненного» пожарными кузова. Это облегчало работу. Но усложняло тушение то, как лежал один из баллонов с факельным горением: факел, вырывающийся из него, был направлен прямо на целый кислородный баллон, обманчиво мирно лежавший в кузове.

В таких случаях факельное горение не сбивают: подают воду лишь на охлаждение баллонов.

Когда открытого огня уже не было, и лишь пропановые балоны всё ещё извергали факела. Пожарные ждали, пока те прогорят, а пока решили вытащить целые кислородные баллоны из кузова наполовину сгоревшей машины.

Кузов ЗИЛа был квадратным, с деревянным каркасом, снаружи обшитым металлическими листами. В нём, помимо кислородных и пропановых баллонов, лежали рабочий инструмент дорожных рабочих, какие-то автомобильные запчасти, а в углу, сразу возле дверей, стоял двойной металлический вещевой ящик. Он с виду не пострадал от пожара, и на него никто не обращал внимание.

Пока пожарный по имени Роман проливал ещё кое-где тлеющий кузов машины, двое других пожарных, Гоша и Михаил, вытаскивали баллоны из кузова ЗИЛа.

Пожарные готовились поехать на соревнования и не были готовы к неожиданному вызову: они оделись в чистенькие боёвки, которые теперь были неслабо испачканы сажей.

Командир отделения пожарных Игорь руководил работой пожарных. К нему подошёл мужчина. Он только что приехал с напарником, точнее — с напарницей, на патрульной полицейского машине к месту происшествия и подошёл поздороваться.

– О, какие люди! – обрадовался встрече с товарищем полицейский. – Давно тебя не видел, как поживаешь? – спросил он, пожимая руку Игорю.

– Привет, привет! Где, если не на пожаре, ещё увидимся?! – расстегнув тугой хлястик на каске, улыбнулся командир отделения пожарных. – Нормально всё, вот, как видишь, работаем с самого утра. Сейчас ещё на соревнования ехать... Сам-то как?

– Тоже нормально, – улыбнулся полицейский, –видишь, новый начальник у меня, – кивнул он в сторону красивой девушке в полицейской форме, которая стояла в метрах четырех от беседующих приятелей и что-то записывала в блокнот.

– Ммм, хорошенькая! – Игорь заговорщически подмигнул полицейскому.

– Да, строгая, правда, очень! – улыбнувшись, ответил блюститель порядка.

Повисла небольшая пауза. Пожарный с полицейским стояли в метрах пяти от почти полностью потушенной машины. Роман всё еще поливал дымящейся кузов.

– Чего там, баллоны-то не взорвутся? Глядя на стоящего возле задних дверей фургона пожарного, работающего со стволом и поливающего ещё немного дымящийся кузов машины, поинтересовался полицейский у пожарного соседа.

– Нет, уже нет, не взорвутся! Мотнул головой командир отделенния пожарных.

В этот самый момент прогремел сильный взрыв.

Никто из присутствующих не ожидал подобного... Все находящиеся в радиусе десяти метров от машины, как по команде попадали на землю.

Будку ЗИЛа буквально разорвало, словно полностью раскрылся большой бутон тюльпана. Первые секунды три никто даже не шелохнулся, так сильна была взрывная волна.

Михаил открыл глаза, в ушах звенело. Он посмотрел на разорвавшийся кузов ЗИЛа, который стоял в облаке черно-серого дыма. Кое-где на развороченном кузове вновь загорелся огонь. Пожарный огляделся по сторонам: товарищи приходили в себя.

Миха потихоньку поднялся и теперь мог полностью оценить ситуацию.

Двое полицейских, мужчина и женщина, лежали неподвижно, а рядом с ними — командир отделения пожарных Игорь.

Начальник пожарного караула Денис подбежал к лежащим в бессознательном состоянии.

Полицейские с виду были целыми, а у Игоря всё лицо было залито кровью.

- «Житомир, степняк три, быстро три скорые по данному адресу!» Проорал в рацию начальник караула, передавая тревожную информацию диспетчеру.

Сначала девушка-полицейская начала подавать признаки жизни: застонала что-то типа: «Что случилось, как больно...» По ноге у девушке быстро побежала кровь.

Спустя несколько мгновений очнулся её напарник. Он почти сразу сел, хватаясь за голову и ничего не понимая, оглядывался по сторонам....

Игорь во время взрыва стоял рядом с полицейскими. Теперь он лежал и не подавал признаков жизни. Рядом с его головой на асфальте расплывалось темно-красное пятно: лужица крови, постепенно увеличивающаяся.

– Игорь! – потряс пожарного начальник караула Денис. – Игорь! Скорую вызывайте, быстро!

Подхватив пожарного сзади под руки, пожарный Гоша вместе с начальником караула поволоки его к обочине дороги, чтобы вынести из зоны досягаемости следующих взрывов.

Дотащив пожарного до металлического отбойника, где было уже безопасно, и усадив, пожарные посмотрели на друга.

В этот момент Игорь открыл глаза и непонимающим, растерянным и как будто очень уставшим взглядом посмотрел куда-то перед собой. По лбу струилась кровь, быстро капая крупными каплями на его ноги.

– Димон, тащи аптечку сюда быстро! – прикрикнул начкар на одного из водителей.

Тот встрепенулся, вышел из ступора, в который впал от потрясения: не каждый день сбивает с ног взрыв, не каждый вызов ранит командира.

– Есть! – отрапортовал водитель пожарных, уже поспешив к машине за аптечкой.

... Первое, что спросил Игорь, когда наконец пришёл в себя: «Как Ромка, жив?»

Пожарный Роман во время взрыва поливал ещё дымящейся кузов машины и был ближе всех к его эпицентру.

К всеобщему изумлению, Ромка остался цел, его только сильно оглушило взрывом.

— Жив Ромка, жив. Ты лежи, не двигайся пока, – поспешил успокоить его Начальник караула пожарных.

–Так, всё! – вдруг встрепенувшись, громко произнёс Игорь. – Я вам что, девочка, что-ли?

После этих слов он попытался подняться на ноги. Но стоило ему встать, всё вокруг него вдруг поплыло, в глазах потемнело.

Подхватив товарища, пожарные не дали ему упасть и очень бережно усадили его на место.

– Всё, Игорь, не вставай, у тебя, видимо, сотрясение мозга. Сейчас приедут врачи, тогда и встанешь, – тревожно посмотрел на друга Гоша.

– Дайте покурить, – взмолился пострадавший.

– Нету у меня, – пошарил по карманам Гоша.

– У меня есть, возьми в кармане, – Игорь глазами указал на клапан кармана «хэбэшки», видневшейся из-под боёвки.

Гоша протянул сигарету и зажигалку.

Водитель Димон принес аптечку, достал зелёнку и слишком обильно, всё ещё дрожащими руками полил рану на голове Игоря.

Приехала скорая. Врачи сразу осмотрели пострадавших, самым тяжёлым из которых оказался командир отделения пожарных, девушку полицейскую тоже легко ранило в бедро. Мелкие осколки попали во всех присутствующих пожарных.

Игоря подняли на носилки и погрузили в карету скорой помощи.

Единственное, что пожарный сразу же сделал, – это позвонил маме и рассказал о случившимся. Он не хотел, чтобы мать узнала о ранении от кого-то из коллег, и перепугалась больше, чем стоила эта небольшая, на его взгляд, царапина.

Когда парни неполным составом вернулись в часть, там их встретил переволновавшийся командир части Вадим Александрович С. Построив личный состав караула, он подробно расспросил всех о случившемся и даже снял одного пожарного с дежурства: Роман получил лёгкую контузию, да и находился в нестабильном психологическом состоянии. Это и не мудрено, ведь, как позже выяснилось, взорвавшийся баллон находился в вещевом шкафу, притаившемся в кузове горящей машины.

Рабочие, нарушив все правила техники безопасности при использовании и хранении газовых баллонов, перевозили один дополнительный ацетиленовый баллон скрытно, так сказать, «про запас».

Ацетилен – наверное, самый опасный из всех возможных начинок, какие только могут попасться в баллонах. При нагреве его реакция зачастую непредсказуема.

Выходило, что, когда ни о чём не подозревающие пожарные вытаскивали из кузова сгоревшего ЗИЛа кислородные баллоны, взрыв мог произойти в любой момент. Лишь по счастливой случайности этого не произошло.

Такая работа у пожарных: риск — часть их ремесла, неотъемлемая часть. Эти парни привыкли к риску и не страшатся его. Пожарные готовы рисковать своими жизнями, готовы даже отдавать их ради других, но, согласитесь, глупо погибнуть из-за чьей-то преступной халатности или попытки скрыть опасные факторы при пожаре от огнеборцев.

Не важно – когда, важно – как!

Командир отделения пожарных Игорь, которого ранило металлическими осколками от разорвавшейся будки машины, вскоре поправился.

Позже он стал начальником караула, а потом и начальником части. На память остался ему шрам, напоминающий об опасном выезде. Тот день пожарный считает вторым днем рождения, ведь тогда лишь по счастливой случайности он и парни из его караула остались живы.

Кирилл Павлухин

22:13
1294
RSS
Комментарий удален
Комментарий удален
Олег
02:19
+1
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Загрузка...