Дежурство в МЧС - от звонка на 01 до последней капли воды в рукаве

Наверняка среди вас есть те, которым по разным жизненным обстоятельствам приходилось быть свидетелем пожара, или вам об этом рассказывали ваши друзья или родственники. Главными в таких историях выступают пожарные, которые всегда находятся по ту сторону огня. Кто они, спасатели? Зачем рискуют своей жизнью ради чужих и для чего идут на подвиги?

Самая старая пожарная часть в Иркутске стоит на тихой улице Марата. Это двухэтажный дом со смотровой башней. На подходе к части сразу бросаются в глаза высокие синие ворота, за которыми во всей боевой готовности стоит пожарная машина. На улице совсем тихо, поток машин небольшой, да и звуки от шумной Чкалова здесь не очень слышны, хотя совсем рядом большая транспортная развязка.

У входа меня и фотографа встречает дневальный и руководитель пресс-службы Главного управления МЧС России по нашему региону Андрей Шутов. Это высокий кареглазый мужчина с широкой улыбкой — невозможно не улыбнуться ему в ответ. В здании располагается центральный пункт пожарной связи (ЦППС) и служба пожаротушения. Сначала мы идём в ЦППС. По словам нашего сопровождающего, это самое важное отделение, с которого начинается работа в МЧС.

Пожарная часть на Марата маленькая. Здесь в боевой готовности находится одна машина на трёх бойцов, включая водителя. Они выезжают на вызовы, когда уровень угрозы невысокий или требуется подмога. В здании есть столовая, спальня, учебный класс для занятий, душ, комната для хранения боевой одежды и инвентаря. Так должно быть в каждой части независимо от её размера. Всё дежурство проходит строго по распорядку дня.

ЦППС — это небольшой кабинет: три стола, на стенах карта Иркутска и области, в углу несколько икон. Здесь никогда не бывает тихо, телефонные звонки перекликаются друг с другом практически каждую минуту. Сюда приходят вызовы, которые поступают на телефон 01 или 101 (если звонят с мобильного). Как говорит Шутов, в день около 500 звонков.

Сегодня дежурит Ольга Максимова и Валерий Колонцов. График работы посменный, сутки через трое, как считают сами дежурные, это оптимальный режим при такой работе. Главное здесь — не пропускать звонки. По словам, Ольги бывает, что балуются дети или звонят психически больные люди, дружелюбные или не очень, но никогда не знаешь, что за телефонным звонком — баловство или страшный пожар. На пульт ЦППС также приходят сообщения о срабатывании пожарной сигнализации в социальных объектах — детских садах, школах, больницах.

— У меня даже есть награда, за то, что я вовремя отправила пожарную технику в детский дом. Там кто-то затолкал окурок под подоконник, и он потихоньку тлел, — рассказывает Ольга.

Она очень живая активная девушка с короткой стрижкой и большими глазами. Ольга беседует со мной, не отрываясь от работы — отвечает на звонки и следит за ситуацией в целом. Валерий менее разговорчив, он сосредоточен на работе и только изредка подтверждает истории, которые рассказывают Андрей и Ольга.

— Был случай – рассказывает Ольга, — сгорел нелегальный дом престарелых. Ребята выносили из огня стариков и делали им искусственное дыхание, не задумываясь о том, что человек возможно болеет. В таких ситуациях каждая секунда на счету. Тогда без жертв не обошлось. Меня до сих пор трясёт, когда вспоминаю первых погибших во время моей смены — сразу 3 ребёнка. Пожар произошёл на набережной, на мосту, где «Знаменский рынок», сгорел дом. Беременная мать стояла пиво пила, а отец был на работе.

Среди спасателей нет трусов. Можно только представить, что чувствуют пожарные, когда в части срабатывает тревога, когда они едут в машине на вызов и не знают, что их ждёт, когда им нужно зайти в горящий подвал, в котором нет окон или света — таких ситуаций, которые требуют большой отваги и мужества, в их жизни очень много.

По стандарту в пределах Иркутска первая бригада пожарных должна приехать в течение 10 минут с момента поступления вызова, по району — в течение 20 минут. После того как поступило сообщении о пожаре, в части срабатывает сирена, и, где бы спасатель не находился, у него всего лишь 1 минута для того, чтобы добежать до машины, переодеться в боевую одежду и сесть в автомобиль. Мысль о том, что в любую секунду спокойная атмосфера в части может резко поменяться, держала меня в напряжении во время всей «экскурсии».

По словам Ольги, самый пожароопасный сезон — весной, в апреле и мае, когда из-под снега появляется сухая трава, и люди начинают её выжигать.

— Были случаи, когда поджигают мусор, но не могут проконтролировать огонь и в результате горит несколько домов. Такая же история в июне, когда жгут пух. Вот, например, когда был пожар на Трактовой, сгорел ТЦ «Авалон», по основной версии всё началось из-за пуха, — рассказывает она.

Когда дежурный направляет пожарные машины в район, где произошло ЧП, он должен полностью владеть ситуацией в городе: знать, где перекрыто движение и отключено водоснабжение, чтобы понимать, как отправлять бригады и будет ли у них возможность заправиться водой.

Есть миф, что МЧС приезжает без воды тушить пожар, но это неправда. Независимо от времени года пожарная машина в части всегда стоит с водой. Когда пожар потушен, она едет к гидранту, заправляется водой и только после этого возвращается в часть. Есть автомобили вместимостью 3, 5 и 8 тонн. Один пожарный ствол в среднем тратит 7 литров в секунду, трёхтонная цистерна расходуется за 2 минуты. И если возгорание не удаётся потушить за один раз, машина отправляется на дозаправку водой к ближайшей колонке. Разумеется, когда пожар большой, в тушении задействованы несколько машины, пока одна уезжает заправляться, другая прикрывает.

— Последние несколько лет люди стали более ответственными: не проходят мимо пожара или какого-то происшествия, не боятся звонить. Но это не всегда хорошо. Некоторые когда видят небольшое возгорание — пуха или листвы, — такое, которое можно потушить «одной ногой», сразу звонят 101, и мы, конечно, выезжаем на такой пустяк. Бывали случаи, что машина занята на таком выезде, когда она нужна на более крупном происшествии, — рассказал Шутов, и по его интонации было понятно, что это крик души от лица всех спасателей.

На третьем этаже в этой части есть старая смотровая башня. Нам разрешили туда подняться, и по очень крутой лестнице, через тёмные коридоры и узкие проёмы через несколько минут мы добрались до места. Сразу заметно, что сюда почти не поднимаются, да и зачем: башней пользовались смотровые ещё в XIX веке, когда не было специальной техники, и телефоны были далеко не у всех. Маленькая комнатка с окнами по всему периметру служила для мониторинга пожаров по городу. Сейчас, конечно, из окон видимость максимум на пару сотен метров. Во-первых, Иркутск разросся, во-вторых, рядом много высоток. Но это всё равно позволило мне насладиться видом и прочувствовать ту атмосферу и тревогу, которой была напитана башня, когда здесь дежурил смотровой. Из напоминаний о тех временах здесь стоит раритетный пожарный насос и много старых фотографий.

Вместе с Андреем Шутовым мы спустились вниз, где он передал нас заместителю начальника службы пожаротушения Денису Огородникову. В его кабинете также тихо и спокойно, как и во всей части, есть даже аквариум с рыбками. Да и сам Денис довольно спокойный и сдержанный человек, с лёгкостью и улыбкой рассказывает о своей службе.

— Помните свой первый пожар или первый вызов?

— Первый раз я участвовал в тушении пожара ещё до того, как я поступил в училище. Он произошёл в подвале подъезда, где я жил. Мама мне дала ведро воды, и мы с соседями пошли тушить.

— А были ли у вас ошибки на пожаре?

— Конечно, были, к сожалению. Всё в жизни приходит с опытом. Может о них никому и не расскажешь никогда, но для себя делаешь выводы. Всегда анализирую, правильно ли я поступил в той или иной ситуации. Переживаю за каждую ошибку, неважно, значительная была или нет.

После беседы с Денисом вместе с командиром отделения Сергеем Колбасой мы пришли в гараж, где в боевой готовности стоят два автомобиля — пожарный и для личного состава. Внутри боевой машины целый мир, и цистерна с водой — только часть внутренностей. Также тут происходит передача смены и приём техники.

Пожарная машина здесь старенькая — 2002 года выпуска. По словам Сергея, она ещё потушит не один пожар. С каждого бока автомобиля есть жалюзи, за которыми прячется всё самое необходимое для спасателей: рукава (шланги) разной длины и с любым диаметром отверстий огнетушители, различные приспособления для взлома закрытых помещений: кувалда, лом, молоток — и, конечно, цистерна. В этой машине она на 700 литров воды и 60 литров пены. Также есть лестницы для подъёма, переходники для разного разъёма рукавов, чтобы во время тушения можно была возможность подключиться к любой колонке.

Возле автомобиля в готовности всегда должна быть боевая одежда — комбинезон, сапоги, каска. Общий вес всего обмундирования — около 7 килограммов. У каждого бойца должно быть минимум два комплекта — если в день несколько вызовов, форма всегда должна быть чистая и сухая.

После экскурсии по части на Марата мы направились на улицу Старокузьмихинскую, где нам обещали показать новые пожарные машины и спусковые шесты — в ту часть, которая принимает больше всего вызовов в Иркутске.

Подразделение на Старокузьмихинской — полная противоположность пожарной части на Марата. Она больше и современнее, на территории вокруг здания стоят разные пожарные машины как выставочно-исторический комплекс. Внутри нас уже ждёт начальник караула Алексей Захарьев. Это молодой человек небольшого роста в выглаженной форме и с добрым взглядом. Как школьник рассказывает стих, также же и Алексей с чётким знанием дела без каких-либоособенных эмоций знакомит нас с частью.

Пожарные машины здесь новые и большие: в них помещается 3,5 тысячи литров воды и 200 литров пены. Вся вода из такой цистерны выкачивается за 14 минут. В целом внутри всё также, как и в машине в части на Марата, только новее. Но есть и интересные штуки. Например, специальные маячки, которые используются в случаях, когда в горящем здании сильное газодымозадымление. Пожарный крепит этот маяк на себя, информация с него поступает на базу, где уже дежурный следит за состоянием бойца. Когда пожарный находится более 30 секунд без движения, на базу приходит сигнал, и в это же время срабатывает маячок на бойце, с каждой секундой усиливая звук, для того чтобы можно было легко найти спасателя.

После осмотра техники нам показали место, где хранится боевая одежда, спортзал, спальню, столовую, учебный класс и спусковые шесты.

После двухчасовой экскурсии по пожарной части, в кабинете у Алексея нам удалось поговорить о его службе.

— Как справляетесь с тревогой, и есть ли она у вас? После того, как мне сказали о том, что сирена может сработать в любой момент, я никак не могу отделаться от этого чувства.

— Я сначала даже уснуть не мог: ложился в кровать и не мог расслабиться. Со временем как-то полегче стало, а потом и совсем привык.

— Можете вспомнить свой самый сложный пожар?

— В этом году могу точно сказать, что это был пожар в кафе Solomon. Меня даже с выходного вызвали на подмогу. Огня было много. Потом в течение суток несколько раз принимал душ, но всё равно долго не мог отделаться от запаха дыма.

— Были у вас на пожарах трагические случаи?

— Да. Был пожар в Маркова, где погибли четверо, — резко поменявшись в лице и перестав смущаться диктофона, говорит Алексей. — Когда мы приехали на вызов, огня было очень много, и температура была настолько высокая, что плавилась каска и маска. Войдя в дом, мы обнаружили одного погибшего, потом ребёнка и ещё двоих. Я считаю, если бы раньше сообщили, мы бы успели. А так, когда мы приехали, сгорело уже больше половины дома.

После этого мы помолчали некоторое время, и после уже не могли продолжить разговор в том русле, как он шёл. Каждый остался со своими мыслями наедине.

17:15
1958
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

это интересно

Глава МЧС Зиничев решил ликвидировать возглавляемый Николаем Бурляевым ведомственный Институт культуры
это структура, функции которой напрямую связаны с обеспечением безопасности россиян
Как сообщили в краевой прокуратуре, бывшего начальника Камчатского поисково-спасательного отряда МЧС России
«Иди гуляй, сынок». Гомельчане просят наказать блогера за хамство в отношении спасателя на пожаре.
Единая России приняла законопроект по сокращению пенсии
на этот раз в мошенничестве при получении денежной компенсации
Наверняка среди вас есть те, которым по разным жизненным обстоятельствам
МЧС упразднит все региональные центры, завершив переход на трехуровневую систему управления
Как живут пожарные
Свердловский областной суд приговорил Алексея Фалькина к пожизненному заключению